Рейтинг@Mail.ru
Медный всадник | OnLocation.ru

Медный всадник

Медный всадник — памятник Петру I на Сенатской площади в Санкт-Петербурге. Открытие памятника состоялось 7 августа (18 августа) 1782 года. Является самым первым памятником в Санкт-Петербурге. Позднее получил своё название благодаря знаменитой одноимённой поэме А. С. Пушкина, хотя на самом деле изготовлен из бронзы.
Модель конной статуи Петра выполнена скульптором Этьеном Фальконе в 1768—1770. Голову статуи лепила ученица этого скульптора, Мари Анн Колло. Змею по замыслу Фальконе вылепил Фёдор Гордеев. Отливка статуи осуществлялась под руководством литейных дел мастера Екимова Василия Петровича и была закончена в 1778 году. Архитектурно-планировочные решения и общее руководство осуществлял Ю. М. Фельтен.
Найти подходящие камни для монумента сразу не удалось, и тогда в газете «Санкт-Петербургские ведомости» было опубликовано обращение к частным лицам, которые пожелали бы «для постановления… монумента в гору выломать и привезти сюда, в Санкт-Петербург».
Подходящий камень был указан казённым крестьянином Семёном Григорьевичем Вишняковым, поставщиком строительного камня в Санкт-Петербург, давно знавшим об этой глыбе и имевшим намерение найти ей применение для собственных нужд, расколов на куски, но не нашедшим для этого нужного инструмента. Об этом он сообщил капитану Ласкари, руководителю поисковых работ в этом проекте.
Место, где найден был Гром-камень, до сих пор точно не установлено. Известно лишь, что это было лесистое и весьма сырое место в районе деревни Лахта, и что путь камня до места погрузки был равен приблизительно 8 верстам, то есть примерно 8,5 километрам. Учитывая, что путь камня неоднократно менялся, и перемещали его не по прямой, следует ожидать, что камень был найден в следующих современных границах: на западе — посёлок Лисий Нос, прямо на север — до нынешней Кольцевой автодороги, по дороге и южнее её на восток до речки Чёрной и затем на юг через Юнтоловской лесной дачи, включая его весь, до северного берега Лахтинского разлива.
Началу перевозки камня соответствовала серьёзная подготовка. Были приняты во внимание рекомендации, которые разработал И. И. Бецкой, проведено исследование модели «машины», предлагаемой для перевозки камня. При этом было найдено, что наиболее соответствующей задаче является установка камня на деревянной платформе, перекатываемой по двум параллельным желобам, в которые были уложены 30 пятидюймовых шаров. Посредством эксперимента был выбран достаточно прочный материал для этих шаров, состоящий из сплава на основе меди, и отработана технология его изготовления. Разработан технологический процесс подъёма камня с помощью рычагов и домкратов для подведения под него платформы. При этом специально были приняты меры по страховке камня от его падения при аварии. Для его извлечения потребовалась работа тысяч людей, для проживания которых была построена деревня. Камень весил 2400 тонн. Его транспортировка до берега Финского залива осуществлялась несколькими воротами. Для перевозки камня были выбраны зимние месяцы, когда почва подмёрзла и смогла выдерживать тяжесть. По приказу Екатерины камень должен был быть доставлен на место целым. Работавшие на камне постоянно во всё время движения каменотёсы в количестве 46 человек лишь придавали ему надлежащую форму.
Эта уникальная операция продолжалась с 15 ноября 1769 года по 27 марта 1770 года. Камень был доставлен на берег Финского залива, где для его погрузки соорудили специальную пристань. При малой воде остатки этой пристани можно видеть у берега невдалеке от расколотого валуна, лежащего у самого уреза воды.
Транспортировка камня по воде осуществлялась на судне, специально построенном по чертежу известного корабельного мастера Григория Корчебникова, и началась только осенью. Гигантский «Гром-камень» при огромном стечении народа прибыл в Петербург на Сенатскую площадь 26 сентября 1770 года. Для выгрузки камня у берега Невы был использован приём, уже применённый при погрузке: судно было притоплено и село на предусмотрительно вбитые в дно реки сваи, что дало возможность сдвинуть камень на берег.
Несмотря на все принятые меры, за всё время пути неоднократно возникали аварийные ситуации, грозившие крахом всему предприятию, за которым с интересом следила общественность всей Европы. Тем не менее, руководители работ всегда находили выход из положения. В честь перевозки камня была выбита памятная медаль с надписью «Дерзновению подобно».
Эта перевозка действительно была уникальна и уникальна до сих пор: это перемещение самого большого монолита (самого большого не только в первоначальном виде, но даже и в конечном, отесанном) из когда-либо перемещавшихся человеком, причем монолиты хотя бы сравнимой массы перемещались лишь в древности.
Императрица Екатерине II приказала русскому послу в России, Алексею Михайловичу Голицыну подыскать среди французских мастеров скульптора способного создать памятник великому царю.
Голицын обратился к энциклопедисту Дени Дидро, а тот порекомендовал для русского заказа пятидесятилетнего Этьен-Мориса Фальконе. Надо сказать, что до той поры, за этим мастером не числилось каких-либо монументальных шедевров. Фальклоне был директором Севрской фарфоровой мануфактуры, а на этот пост он попал по протекции знаменитой маркизы де Помпадур. Фаворитка Людовика XV ценила скульптора как мастера небольших статуй в стиле рококо. Возможно, князь Голицын и Екатерина предпочли бы другую кандидатуру, но за Фальклоне активно вписались французские философы. «В нем бездна тонкого вкуса, ума и деликатности, и вместе с тем он неотесан, суров, ни во что не верит. Корысти не знает» — писал о своем протеже Дидро. Последний фактор по-видимому сыграл немаловажную роль. За свою работу Фальклоне запросил 200 тысяч ливров. Другие мастера просили в несколько раз больше. 6 сентября 1766 года контракт между исполнителем и заказчиком был подписан и Этьен-Морис отправился в Россию в сопровождение своей 17-летней помощницы Мари-Анн Колло.
Для работы над памятником Фальклоне выделили территорию бывшего временного Зимнего Дворца Елизаветы Петровны. Сейчас это пересечение Большой Морской улицы и Невского проспекта. В качестве моделей из императорских конюшен были взяты личные лошади Екатерины II — Каприз и Бриллиант. На них, опытный гвардейский офицер взлетал на помост, а затем поднимал коней на дыбы. Фальклоне же тем временем делал зарисовки коня и всадника. В конечном итоге, мастер вылепил всю статую Петра за исключением головы и змеи.
Голова царя Фальклоне никак не давалась. Растерелли в этом плане было проще, у него была посмертная маска Петра, которую он сам же и снял в 1725 году. В конце-концов голову императора вылепила Мари-Анн Колло. Восхищенная работой юного дарования, Екатерина II распорядилась принять девушку в члены Российской Академии художеств и назначить ей пожизненную пенсию в 10000 ливров.
Змея под ногами коня имеет чисто российское происхождение. Ее выполнил русский скульптор Федор Гордеев.
Немалую сложной представляла и отливка монумента. Многие литейщики отказывались от этой работы ссылаясь на размеры статуи. Наконец на помощь Фальклоне пришел пушечных дел мастер Емельян Хайлов. Во время первой отливки труба по которой заливалась бронза лопнула. Хайлов рискуя своей жизнью предотвратил пожар, но многомесячный труд был погублен. Подготовка к новой отливке заняла еще три года. На этот раз она прошла успешно.
На одной из складок плаща Петра, Фальклоне оставил свой автограф: «Лепил и отливал Этьен Фальконе парижанин 1788 года».
Место расположения памятника Петру I выбрано не случайно. Рядом находятся основанное императором Адмиралтейство, здание главного законодательного органа царской России — Сената. Екатерина II настаивала на размещении памятника в центре Сенатской площади. Автор скульптуры, Этьен-Морис Фальконе, поступил по своему, установив «Медный всадник» ближе к Неве.

Медный всадник
Медный всадник
Медный всадник

Тэги:

Еще нет комментариев

Добавить комментарий